Художественная школа-студия "ЛЕОНАРДО"

 
Как Леонардо создавал рай на земле - январские события в жизни Леонардо да Винчи
04.02.2022 19:45
13 января 1490 года в миланском замке состоялось представление, основой для которого послужила поэма итальянского поэта Бернардо  Беллинчони "Рай". Нардини Бруно в книге "Жизнь Леонардо" (1978 год издания) пишет:

"В прологе к этой поэме Леонардо да Винчи впервые упоминается как постановщик и театральный художник:

"Вышеозначенное произведение сочинено мессером Бернардо Беллинчони для празднества, вернее, спектакля, именуемого "Рай", по велению синьора Лодовико Моро в честь герцогини Миланской. "Рай" с великой выдумкой и мастерством исполнен был флорентийцем Леонардо да Винчи. Семь планет изображали семеро людей в одеждах поэтичных, и воспевали они достоинства вышепоименованной герцогини Изабеллы, что вы сами увидите из поэмы".

Что же представлял собой "Рай" Леонардо?

Под самый потолок было поднято полушарие с искусно проделанными отверстиями, создававшими иллюзию небосвода. Мощные железные крепления с восемью подвижными рычагами вращали "сферу с восемью ангелами", как писал Вазари,— восемью мальчиками лет десяти, которые стояли на платформах миндалевидной формы. На самой большой платформе периодически поднимался и опускался юноша, изображавший архангела Гавриила.

Один очевидец празднества писал: "Рай" Леонардо имел форму разрезанного пополам яйца, выложенного изнутри золотом и светящегося ярко, наподобие звезд небесных. В семи отверстиях — одни выше, другие ниже — блистали семь планет. И в сем "Раю" беспрестанно звучала музыка сладостная и песни нежнейшие...".

Словом, это было чудо механики, и все зрители были восхищены. Послы папский, французский, неаполитанский, венецианский, феррарский и флорентийский писали правителям, сколь удивителен "Рай" Леонардо".

И далее:

"Рай" Леонардо навсегда запомнился миланцам. Под звуки музыки и пения хитроумный механизм, придуманный еще Брунеллески, вращал в "небе" семь "планет". Огнедышащие кони промчали по сцене колесницу солнца — подлинное чудо техники.

А вот как описывает другой эпизод (ниже он приводится с сокращениями), связанный с этой постановкой (2 января 1497 года), Дмитрий Мережковский в книге "Воскресшие боги. Леонардо да Винчи" (1900, 1901 год издания):

Гости снова перешли в большую "залу для игры в мяч", где для представления "Рая" Беллинчони воздвигнута была машина, изобретенная придворным механиком Леонардо да Винчи.

Когда уселись по местам и потушили огни, раздался голос Леонардо: – Готово!

Вспыхнула пороховая нить, и в темноте, как ледяные Прозрачные солнца, засияли хрустальные шары, расположенные кругообразно, наполненные водою и освещенные изнутри множеством ярких огней, переливавшихся радугой.

– Посмотрите, – указывала соседке на художника донзелла Эрмеллина, – посмотрите, какое лицо, – настоящий маг! Чего доброго, весь замок подымет на воздух, как в сказке!

– С огнем играть не следует! Долго ли до пожара, – молвила соседка.

В машине за хрустальными шарами спрятаны были черные круглые ящики. Из одного ящика появился ангел с белыми крыльями, возвестил начало представления и, произнося один из стихов пролога – Великий Царь Свои вращает сферы, – указал на герцога, давая понять, что Моро управляет подданными с такою же мудростью, как Бог небесными сферами.

И в то же мгновение шары стали двигаться, вращаясь вокруг оси машины под странные, тихие, необычайно приятные звуки, как будто хрустальные сферы, цепляясь одна за другую, звенели таинственной музыкой, о которой повествуют пифагорейцы. Особые, изобретенные Леонардо, стеклянные колокола, ударяемые клавишами, производили эти звуки.

Планеты остановились, и над каждой из них, по очереди, стали появляться соответственные боги – Юпитер, Аполлон, Меркурий, Марс, Диана, Венера, Сатурн, обращаясь с приветствием к Беатриче.

Гости перешли в другую залу, где ожидало их новое зрелище: запряженные неграми, леопардами, грифонами, кентаврами и драконами, триумфальные колесницы Нумы Помпилия, Цезаря, Августа, Траяна с аллегорическими Картинами и надписями, гласившими о том, что все эти герои – предтечи Моро; в заключение появилась колесница, влекомая единорогами, с огромным глобусом, подобием звездной сферы, на котором лежал воин в железных ржавых латах. 

Золотое дитя с ветвью шелковицы, по-итальянски моро, выходило из трещины в латах воина, что означало смерть старого, Железного, и рождение нового, Золотого Века, благодаря мудрому правлению Моро. K общему удивлению, золотое изваяние оказалось живым ребенком. Мальчик, вследствие густой позолоты, покрывавшей тело его, чувствовал себя нехорошо. В испуганных глазах его блестели слезы. Дрожащим, заунывным голосом начал он приветствие герцогу с постоянно возвращавшимся, однозвучным, почти зловещим припевом: 

Скоро к вам, о люди, скоро, С обновленной красотой, Я вернусь по воле Моро, Беспечальный Век Златой.

Вокруг колесницы Золотого Века возобновился бал. Нескончаемое приветствие надоело всем. Его перестали слушать. А мальчик, стоя на вышке, все еще лепетал золотыми коснеющими губами, с безнадежным и покорным видом". <...>

и далее 

"Он (прим. - Леонардо) подошел к потухшему камину, оглянулся и, удостоверившись, что в зале нет никого, вынул записную книжку, карандаш и начал рисовать, как вдруг заметил в углу камина мальчика, служившего изваянием Золотого Века. Он спал, окоченелый от холода, скорчившись, съежившись, охватив руками колени, опустив на них голову. Последнее дыхание стынущего пепла не могло согреть его золотого тела.

Леонардо тихонько дотронулся до плеча его. Ребенок не поднял головы, только жалобно и глухо простонал. Художник взял его на руки.

Мальчик открыл большие, черно-синие как фиалки, испуганные глаза и заплакал:

-- Домой, домой!..

-- Где ты живешь? Как твое имя?--спросил Леонардо. -- Липпи,-- ответил мальчик.-- Домой, домой! Ой,

тошно мне, холодно... Веки его сомкнулись; он залепетал в бреду:

Скоро к вам, о люди, скоро, С обновленной красотой, Я вернусь по воле Моро, Беспечальный Век Златой.

Сняв с плеч своих накидку, Леонардо завернул в нее ребенка, положил на кресло, вышел в переднюю, растолкал храпевших на полу, напившихся во время суматохи слуг и узнал от одного из них, что Липпи - сын бедного старого вдовца, пекаря на улице Бролетто Ново, который за двадцать скуди отдал ребенка для представления триумфа, хотя добрые люди предупреждали отца, что мальчик может умереть от позолоты.

Художник отыскал свой теплый зимний плащ, надел его, вернулся к Липпи, бережно закутал его в шубу и вышел из дворца, намереваясь зайти в аптеку купить нужных снадобий, отмыть позолоту с тела ребенка и отнести его домой.

Вдруг вспомнил о начатом рисунке, о любопытном выражении отчаяния в лице Моро.

"Ничего,- подумал,- не забуду <...>."

Он почувствовал, что мальчик дрожит от озноба. "Наш Век Золотой",-подумал художник с печальной усмешкой".

Наша иллюстрация к истории (автор - Лера Юн, 15 лет, 10й год обучения)

Иллюстрация из книги Нардини Бруно

 

Последние новости

У нас в школе

2021 at school 45.jpg
at school 34.jpg
2021 at school 20.jpg

[+]
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size